Создание макетов сквозь призму времени

 

Создание макетов сквозь призму времени

История макетирования от Древнего Рима до современной эпохи



Приводя пример с Цезарем, который приказал разрушить дом, возведенный по его же указанию, под предлогом, что тот его не удовлетворил, великий архитектор и теоретик Леон Баттиста Альберти писал в 1485 году: «Я никогда не устану рекомендовать то, что должно стать привычкой для хороших архитекторов: обдумать и еще раз обдумать проект сооружения во всей его сложности и одновременно каждой его части, пользуясь не только чертежами и эскизами, но также и моделями, сделанными из дощечек или других материалов». Эти модели или макеты достигнут удивительного уровня совершенства в Италии в эпоху Возрождения, как об этом свидетельствуют хрупкие устройства, собранные в различных европейских музеях. Они датируются гораздо ранее XV века. Их следы отслеживаются с античных времен. Гробницы Египта и Этрурии, раскопки римских остатков позволили получить миниатюры домов и храмов, как правило, из обожженной глины, роль которых в действительности была скорее погребальная или религиозная. Более близкими в нашем сегодняшнем понимании макета были модели из воска или дерева в античной Греции для оценки архитектурного проекта. Об этом, например, упоминает Аристотель. А в Риме макеты триумфально представляли завоеванные в результате победы города. Европа эпохи готики также прибегала к макетам. Прекрасным примером, может служить модель из папье-маше храма СенМаклу в Руане (Фото 1). Но наибольшее количество примеров и архивных ссылок касается Италии, начиная с середины XIV века. Так сохранились записи об оплате столяров и скульпторов за различные макеты из дерева центральной башни кафедрального собора Милана, выполненных по рисункам и чертежам Франческо ди Джорджо, Браманте и Леонардо. Но макеты были необязательно из дерева. Не которые изготавливались из глины или воска, другие из камня. Так, для колоссального собора Сан Петронио в Болонии, архитектор Антонио ди Винченцо сделал в 1390 году, после закладки первого камня, модель этого храма длиной 15 метров из кирпича на растворе. Помимо своей долговечности (основного козыря при строительстве, которое порой продолжалось более века), эти прочные макеты позволяли так же проводить эксперименты по статике. Во второй половине XIV века макеты из кирпича были осуществлены также для собора во Флоренции, что было вызвано решением накрыть строение сводом, до этого не применявшимся в Италии. Каждое существенное изменение проекта вызывало необходимость строительства нового макета и разрушения старого, что объясняет также их редкость. Однако иногда изменения вносились и в старый макет. Это случай с макетом собора Санта Мария делла Консоласьоне в Тоди, датированным около 1508 г., который получил новый купол в конце века.

Хотя применение макетов в Италии становится общим в XV веке, оно имеет длительную традицию. Рекомендованный Альберти, макет находится в центре архитектурного творчества, что подтверждает его этимология: machietta уменьшительное от macchia, дословно маленькое пятно, означает по-итальянски набросок. Через макет архитектор подвергает свою идею, до этого закрытую в концептуальной области плана или чертежа, испытанию материалом и объемом. Средство формального исследования, он несет также функцию представительства и играет решающую роль в диалоге с заказчиком, для которого чтение планов и чертежей может озадачить. Наконец, он может служить гидом для каменщиков и рабочих на стройке.

Альберти осуждает использование «раскрашенных или расписанных моделей для придания притягательности», признак того, что архитектор ищет способ поразить внешним видом, отвлекая тем самым от внимательного изучения проекта. Таким образом, предпочтительнее «делать модели не безупречно отделанные, отполированные и блестящие, а неприкрашенные, чистые с тем, чтобы высветить тонкость задумки, а не тонкость исполнения».

Прекрасный своей силой и простотой макет купола кафедрального собора Санта Мария дель Фьоре во Флоренции архитектора Брунеллески (Фото 2) представляется в безупречной гармонии с его принципами. Он убедительно раскрывает пространство и объем без излишних прикрас. Единственное позволительное здесь украшение декоративная накладка, которая показывает сочленение различных частей. По мнению биографа Брунеллески, архитектор стремился к тому, чтобы строитель, который реализовал его проект не смог раскрыть всех секретов его конструкции. Таким образом, эта нечеткость была также средством защититься от возможного профессионального шпионажа. Начиная с начала XVI века макеты, реализуемые в различных породах дерева, демонстрируют прекрасно выполненную резьбу капителей и орнаментов, выдавая стремление к растущему поиску совершенства. Из простого орудия макет постепенно превратился в инструмент привлечения, шедевр мастерства исполнения. Когда задумаешься о некоторых современных конкурсах, задаешься вопросом, не порождает ли привлекательность миниатюризации, которая может перевоплотить самый посредственный проект в ценную и притягательную игрушку, новых жертв.

По своему формату, материалу макет, безусловно, необъективен. Не по этой ли причине великий Палладио не использовал его в своей работе, а прибегал только к рисунку. Строительство собора в Пави дало рождение с 1497 года одному из самых представительных и роскошных макетов. Малейший пинакль там тщательно проработан, в то время как главный фасад выполнен в резьбе наподобие ценной мебели: пилястры украшены гирляндами, вязью, херувимами с крыльями, барельефами. По иронии судьбы этот декор, который превратил макет Пави в настоящий предмет искусства, не был никогда реализован. В наши дни собор демонстрирует как раны свои голые кирпичные стены, которые все еще ожидают мраморного покрытия. Красивый макет Палаццо Строцци во Флоренции, сделанный Джулиано да Сангалло в 1489 г., примечателен той же тщательной проработкой деталей двух из сторон строения, в то время как два других лишены каких-либо декоративных деталей. Со всей очевидностью архитектор счел ненужным завершать макет во всех плоскостях: двух достаточно для показа. Макет построен в три снимающихся этажа, позволяя, таким образом, тщательно знакомиться с внутренним расположением. Он тем более ценен, что является единственным полным макетом гражданского здания этой эпохи.

Большой макет собора Св. Петра (фото 3, 4), реализованный по чертежам Антонио да Сангалло младшего, по своим размерам (более 7 метров в длину) и сложности является ярчайшим примером Ренессанса. Почему же Сангалло пустился в столь расточительное предприятие? Возможно, предчувствуя, что не сможет довести эту колоссальную стройку до конца, он хотел оставить, по крайней мере, эту демонстрацию своего проекта.

Хотя, когда он умер, его макет еще не был завершен. Этот грандиозный проект с самого начала реализации стал предметом яростной критики, начиная с Микеланджело. В конечном счете, то, что подвергалось наибольшей критике в этом макете, является наиболее привлекательным сегодня.

Фото 1
Макет церкви Сен-Клу в Руане. XVI век, пергамент, стекло, картон. Музей изобразительных искусств, Руан.

Фото 2
Макет купола кафедрального собора во Флоренции. Филиппо Брунеллески. 1465 г. Дерево. Музей дель Опера, Флоренция.

Фото 3
Макет Антонио да Сангалло
собора Святого Петра в Риме.
1539-1546 гг. Ватикан.

Фото 4
Деталь купола собора Святого Петра в Риме.
1539-1546 гг. Ватикан.

Автор: Владимир Орлов

www.makety.ru


Создан 17 окт 2006



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником